Kakmed.com » Новости медицины

Венерические болезни сделали из обезьяны человека — примерного семьянина

  • Ученые полагают, что на заре эпохи сельского хозяйства в человеческих сообществах инфекции, передающиеся половым путем, привели к тому, что люди отказались от многоженства, перейдя от полигамии к моногамии.

monopolygamy

Как пишут специалисты из Университета Ватерлоо (Канада), это произошло примерно 10 тысяч лет назад. Другие эксперты говорят о тридцати тысячах лет. Так или иначе, освоив плуг и хлыст, поля и пастбища, человечество смогло позволить себе стационарные жилища и «лишние» рты. С ростом общин и поселений, в свою очередь, до неприличного масштаба участились случаи заболевания триппером, люэсом, моллюском и другими недугами, передающимися сексуальным путём. После чего, вероятно, выжили и получили развитие те роды и племена, где от полигамии перешли к долговременному семейному партнерству по схеме «один мужчина — одна женщина».

Венерические недуги

Канадец Крис Баук, специалист в прикладной математике, и Ричард Макэлрит из Института эволюционной антропологии Макса Планка (Германия) создали компьютерную модель, работа которой была описана экспертами в статье для журнала «Nature Communications».

Соавторы статьи, прибегнув к компьютерному моделированию, смогли узнать, как влияют венерические невирусные инфекции (хламидиоз, гонорея, сифилис) на распространение бесплодия в пораженных заразой популяциях разной численности и демографического состава. Баук и Макэрлит рассмотрели два типа сообществ: небольшие (30 человек) группы первобытных охотников и собирателей и крупные сельскохозяйственные популяции с населением до 300 человек. Было рассмотрено 2000 вариантов развития древних людских сообществ, изучено, что с ними могло произойти за 30 тысяч лет развития.

Брак и семья в неолите

Ученые выяснили, что в небольших, даже маленьких, сообществах многоженцев вспышки венерических заболеваний были недолгими и позволяли полигамным популяциям прийти в норму. Сохранению моды на многоженство способствовала плодовитость больших семей, в которых группа мам растила потомство сообща, пока папаша добывал каких-нибудь кабанов. Моногамные пары встречались, но во всем проигрывали полигамным «прайдам» наших пращуров.

Охотники и собиратели

Когда исследовали изучили воздействие инфекций, передающихся половым путем, на более крупные общины полигамных семейств, картина вышла совсем иной. В таких многолюдных общинах венерические инфекции задерживались. Вместо того, чтобы отзаражать своё и утихнуть, хламидии и возбудители гонореи становились эндемиками сообществ первобытных сапиенсов. В результате чего население общин стремительно сокращалось, и продолжали род человеческий в них почти исключельно сторонники моногамии. Которые, в свою очередь, могли наказать многоженцев и их семьи за распространение заразных хворей какой-либо социальной остракизацией.

Антрополог Лаура Фортунато из Оксфордского университета оценивает работу коллег очень высоко и считает не лишним проверить, работает ли предложенный компьютерной моделью механизм отбора по образу жизни в современных популяциях.

С авторами статьи в «Nature Communications» категорически не согласны те специалисты, которые считают, что многоженство не слишком-то широко было распространено у древних. То есть, в обществах, существовавших до отметки в 10 тысяч лет назад. В качестве примера эксперты приводят данные о современных охотничьих племенах, живущих в удаленных от цивилизации уголках разных континентов. Полигамия у таких народов — скорее причудливое исключение, нежели правило.

 

Автор: ГЧ13.04.2016
загрузка...

Вы можете оставить своё мнение о материале, воспользовавшись формой ниже.

Будьте корректны. Пишите по теме статьи. Не спамьте.

* - поле обязательно для заполнения

Стоит почитать:

  1. Симптомы болезни печени у человека
  2. Девятерым женщинам в Швеции сделали трансплантацию матки
  3. Бактериологическое оружие природы — микробные гены в ДНК человека
  4. Рак поджелудочной железы — это, на самом деле, четыре разных болезни
  5. Мальчику, родившемуся без уха, сделали новое — из ребра